🪂Подарочный сертификат

С неба в небо – и так всю жизнь

15 августа 2023 свой 58-й день рождения отметит Сергей Михайлович Разомазов. Подтянутый, интеллигентный, аккуратный в выражениях и оценках, с внимательным взглядом и открытой улыбкой, он перемещается по ангару ДЗ Пущино. В гуще небесных туристов почти не заметен и всё же… Человека, который почти всю свою сознательную жизнь, и даже часть средне-сознательной подростковой, посвятил парашютному спорту и тренерской работе, узнают, окликают, здороваются, тихонько рассказывают студентам AFF.

Сергей Разомазов в скайдайве личность легендарная. И написано о нём немало. Набрав в поисковой строке браузера эту фамилию, вы сразу получите десятки ссылок о парашютисте Разомазове. Правда, там будет ещё и Михаил, но это тоже про Сергея Михайловича, ибо яблоко от яблони…

Что нам за дело до мировой звезды? Да потому что Сергей Михайлович большую часть инструкторской своей стези жил и работал в коллективе ДЗ Пущино. Долгая история смены адресов дропзоны – от Волосово, через Ступино, в Большое Грызлово – это часть и его биографии. И его воспоминания – это история нашей дропзоны. А ещё его инструкторский опыт – это подтверждение качества работы всего инструкторского состава. Но при всём при этом Сергей Разомазов явно выделяется. Своим подходом к парашютному спорту, своим мироощущением и мировоззрением.

Наверное, каждому спортсмену, желающему покорить мировой пьедестал, интересно, как этого добились те, кто этот путь прошёл. Как начинать? Когда? Что сделать, чтобы в какой-то момент после фамилии было написано:

Заслуженный мастер спорта, восьмикратный Чемпион Мира, двукратный абсолютный Чемпион Мира (1990 и 1996 гг.), двукратный рекордсмен Мира по точности приземления, многократный рекордсмен России по групповой акробатике в классе «Большие формации».

Ну, хотя бы часть из этого списка…

Сергей Михайлович, зачем человеку нужен парашютный спорт?

– Всё очень просто. Человеку нужно чем-то заниматься, быть чем-то увлечённым, к чему-то стремиться. Мы влюблены в парашютный спорт, мы им болеем. И я считаю это достойным увлечением, которое привносит в жизнь массу впечатлений, большое количество эмоций.

Зачем это надо? Человек познаёт себя. Человек борется со страхом. Хотя… С моим количеством прыжков (примерно 17 000 прыжков. авт.) сказать, что я бесстрашный, нельзя. Но я не отношу этот вид спорта к опасным для жизни, как считают многие. Если действовать в рамках правил, разумно, так, как учат инструкторы, этот спорт не будет для вас опасным.

Как на далёком Алтае вы нашли для себя именно этот вид спорта? Кто-то был связан с небом в роду?

– Никакого парашютного наследия у меня не было. Я, скорее всего, результат той политики, которую проводил Советский союз в отношении подрастающего поколения, в отношении будущего нашей страны. В то время на экраны вышел фильм «В зоне особого внимания». На экране появлялась рампа Ил-76-го и оттуда прыгали парашютисты-десантники. Это впечатляло!

И сюжет фильма был построен так: есть положительные герои, есть отрицательные. И понятно, кем хочется быть, с кем быть. Патриотизм, смелость, верность, справедливость десантников на меня произвели очень сильное впечатление. Мне было тогда 15 лет. И я понял, что хочу быть положительным героем, хочу быть десантником. Так что в парашютный спорт меня привело киноискусство. Но я себе представить не мог, что это станет моей жизнью.

Многие ли помнят ту отправную точку, которая стала судьбоносной? Сергей Разомазов рассказывает про это с мельчайшими подробностями и трогательным вниманием:

– Яркой жизненной точкой был момент, когда я пришёл в парашютный кружок. Я в юности играл в хоккей, занимался боксом, дзю-до, конькобежным спортом, играл на аккордеоне, пытался освоить пианино. Всё, что можно было попробовать и успеть, я пробовал. Причём, меня родители не водили за руку, как это сейчас делается. Мои родители были заняты с утра до вечера на работе.

А я, посмотрев фильм про десантников, узнал, что в Барнауле есть такой кружок в Доме пионеров, парашютный. Я там самбо занимался одно время и в кружке «Умелые руки» кораблики делал. Пошёл туда. Там бабушка-вахтёрша сидит, спрашивает:

 – Молодой человек, куда вам надо?

Я ответил, что хочу в парашютный кружок. И она пошла со мной: не просто махнула рукой по направлению, а повела по ковру длинного коридора.

Длинный-длинный коридор, поворот налево и вторая дверь. Добрая вахтёрша открыла дверь, на которой было написано «Парашютный кружок». Я оробел немного, а она… Подтолкнула меня вперёд и закрыла дверь. Оказавшись в классе, я никак не ожидал увидеть подвесную систему, картинки парашютной тематики и много мальчишек и девчонок.

– Зачем пришёл? – спросил меня их учитель

И как только я сказал, что хочу стать парашютистом, меня приняли в эту дружную семью. В тот момент инструктором кружка был Александр Иванович Шишкин, участник Великой Отечественной войны, лётчик-истребитель. Он и стал моим первым инструктором. Я буквально через несколько секунд ощутил себя частью этой семьи, оказался среди друзей. Это чувство осталось до сих пор – нигде больше нет такой атмосферы, как в парашютной семье. И это оказалось судьбоносным. Я остался в парашютном спорте.

Ещё один переломный момент случился по окончании школы. Прилежный ученик Серёжа Разомазов, получив аттестат о среднем образовании, поступал в пединститут на отделение физвоспитания. Сдал экзамены, прошёл по конкурсу, а в советские времена поступить в институт было не так просто, как сейчас. И тут возникла дилемма: или не ходить в армию и учиться, или ВДВ, о котором он мечтал.  На первое занятие в институт он не пошёл. Он ушёл служить срочную.

Очень спортивный парень, показывающий неплохие результаты в лёгкой атлетике, плавании, других видах спорта, в какой-то момент был затянут в водоворот парашютной жизни.

– Парашютный спорт меня поглотил полностью. Командиром парашютного звена Барнаульского АСК была Лидия Михайловна Ерёмина, абсолютная чемпионка мира 1966 года. Мои первые результаты – это её тренерская заслуга.

Как только пошли спортивные результаты, жизнь приобрела иную форму – сборы, соревнования. На первом моём Чемпионате России в 17 лет я занял первое место. Состав участников был сильный, а тут приехал какой-то мальчик из Барнаула и стал чемпионом. Неожиданно для всех…

1990 год стал самым ярким в моей жизни – я стал абсолютным чемпионом мира. Там были куда сильнее меня спортсмены со всего мира, но повезло почему-то мне. Был пьедестал, был гимн Советского Союза в мою честь. Мне было 25 лет.

Ещё с радостью и грустью Сергей Михайлович вспоминал, как в 1988 году сборная команда СССР, перед выездом на чемпионат мира в Швецию тренировалась в Тушино (фото). И в составе команды были представители России, Белоруссии и Украины. Ему очень хочется, чтобы это вспомнили! И помнили всегда.

Как выглядит ваша карьерная лестница спортсмена-парашютиста?

– Список не длинный: спортсмен авиационно-спортивного клуба ДОСААФ г. Барнаула; срочная служба в армии – 28-й спортивный клуб армии в Москве; служба в ВВС, потом в ВДВ – по парашютному направлению. Наград и результатов у меня много. Есть уголок дома. Не на видном месте, только для близких…

Дисциплины попробовал почти все: «Купольная акробатика», «Параски», «Большие формации»… Классика – это работа, а формации – это полёт души и фантазии, океан эмоций. «Многоборьем» тоже занимался. «Фрифлай» пробовал. «Вингсьют» не прыгал. И никогда не прыгну бейс. Я не могу назвать это дисциплиной парашютного спорта. Это экстремальный прыжок с объекта со средством спасения жизни…

Закончив спортивную карьеру, он пришёл к Владимиру Александровичу Горбунову. Как появился на дропзоне в Волосово именитый спортсмен и начинающий инструктор Сергей Разомазов?

– Не думал, что я когда-то сам стану тренером. Но спортивная жизнь – относительно короткая. И нужно находить себе место в обычной жизни.

Я премного благодарен Владимиру Александровичу за поддержку и помощь. Помню его слова, сказанные, когда мы возвращались с соревнований из Одессы. Кажется, чемпионат Советского союза был. Вышли на Войковской, дальше наши пути расходились. Поблагодарил его, спросил, сколько я должен за такси. А он ответил:

– Рассчитаешься, когда придёшь ко мне работать инструктором. Куда ты денешься от меня? Ты будешь всё время со мной.

Сказал в шутку, с улыбкой, но по жизни получилось именно так. Владимир Александрович помог приобрести мне новую профессию и стать квалифицированным специалистом.  В процессе становления я чувствовал больше его отцовскую заботу, чем руководящий посыл. Он меня действительно всячески оберегал, помогал в становлении как инструктора. Вот так я оказался в коллективе пущинской ДЗ. Тогда это было ещё Волосово. Потом Ступино, Большое Грызлово…

Скайцентр ДЗ Пущино – важная для вас веха в жизни?

Я бы сказал – это моя семья. Что касается коллектива, мы все пришли из большого спорта. И все из Советского союза. С тем жизненным опытом. И те правила, которые написаны в рамках работы инструктора, мы их получили не через книжки и учебники, а в процессе спортивной карьеры. Тот инструкторский состав, с которым я работал, всегда был на высоком уровне профессионализма. И мы передавали всё это своим ученикам и студентам.

Недавно был юбилей у Сергея Александровича Киселёва, ему исполнилось 90 лет. Это наш жизненный маяк, человек, на которого нужно равняться. Он мне сказал, что последний прыжок совершил в 87 лет. Человек-легенда, человек-эпоха. Наш человек.

Сергей Михайлович называет одно за другим легендарные имена советских и российских парашютистов, прославивших нашу страну высшими результатами и рекордами. Восхищается ими. И как-то не афиширует, что он стоит с ними в одном ряду. Потому что спортивные заслуги в последнее время для него не главный пункт. Он углубился в инструкторскую и тренерскую работу. 15 лет тренировал сборную России по классическому парашютизму. Обучал желающих научиться прыгать с парашютом, помогал расти тем, кто решил посвятить себя спорту.

– Среди моих учеников есть рекордсмены России, есть участники мирового рекорда. Вообще, боюсь кого-то обидеть, потому что у меня много учеников, которые добились высоких результатов в парашютном спорте. Валдис Пельш – кандидат в Мастера спорта, рекордсмен России в классе «Большие формации». Алексей Немерюк – Мастер спорта. Сергей Землянский – Мастер спорта международного класса, рекордсмен России и мира в классе «Больших формаций».

Сергей Разомазов был первым инструктором у очень даже известных личностей: Сергея Кириенко, Яны Чуриковой, Павла Буре, Володи Преснякова. Но для них скайдайв – не спорт, а хобби, потому про них не рассказывает.

– Человек на аэродром приезжает и всё время бегает: в поле, на укладку, на манифест регистрироваться… У нас и губернаторы бегали, и министры. В небе ведь никого не обманешь. Всё по-настоящему. В небе все равны.

По стопам отца в семье пошёл Михаил. И тоже очень быстро взлетел на Олимп, став чемпионом мира в дисциплине FreeFly. Но вот полноценным тренером Сергей Михайлович тут себя не считает.

– Мне было немножко сложно.  Потому не могу сказать, что все его достижения в спорте – моя заслуга. Хочу выразить слова благодарности Александре Михайловне Швачко, которая работала с Мишей, когда он был юниором. Более того, когда сын приезжал ко мне на сборы сборной команды России, он не воспринимал меня, как тренера, скорее, как отца. Поэтому спортивного тренировочного диалога не получалось. Наши разговоры порой заканчивались слезами.

Многие спортсмены сборной говорили: «Сергей Михайлович, смотрите, это же копия вы в молодости!» Техника выполнения акробатики и посадка в подвесной системе на точность приземления была очень похожей. Я со стороны видел в нём себя.

Такая вот история. Отец гордится сыном, но лишнего себе не приписывает. А ещё вдруг обнаружилось, что Сергей Разомазов – большой романтик. Как поэтично он говорит о небе и парашютных прыжках! Вот цитата из одного его интервью:

«Парашют – самая реальная возможность почувствовать себя птицей. Во время прыжка, в момент свободного падения, ты чувствуешь себя там, где солнце, совершенно свободным. Ты управляешь этим полётом сам, ты летишь куда хочешь несмотря на то, что стремительно падаешь вниз. Это кратковременное состояние, но чувство полёта и то счастье, которое ты испытываешь во время свободного падения, его нельзя сравнить ни с чем земным вообще. Потрогать небо, летя над планетой Земля, это то, что заставляет нас делать это снова и снова».

А знаете, почему его ученики навсегда заболевают небом? Потому что он с первых занятий рассказывает им о своей любви к небу примерно вот так:

–  Я всегда говорю тем, кто сюда приходит впервые: это страшно, это – страшно интересно. Но, пережив это однажды, вы захотите повторять снова и снова. От того страха, который вы испытываете перед первым прыжком, ещё никто не умирал. Когда находишься в самолёте, смотришь в иллюминатор: дома, люди, машины кажутся настолько мелкими, что их не замечаешь. Мир с точки зрения Бога.

Остаётся только один барьер – страх перед дверью самолёта, перед этим шагом, который тебя отделяет от свободы. Этот барьер воспринимается как шум ветра. Перешагивая его, ты перестаёшь ощущать свое падение – только полёт. Стоит один раз сделать этот шаг, и человек заболевает увиденным, этой красотой, свободой. Самый удивительный момент – когда ты один над облаками, над тобой парашют, и вокруг тебя никого нет: тишина и только шелест шёлка.

На моём счету много тысяч прыжков. Но я могу сказать, что не было ни одного одинакового прыжка. Они всегда все разные…

Вы сейчас считаете свои прыжки?

– Считаю, но не веду книжку… Веду учёт прыжков за год. Примерно… спортивные, рабочие… Я закончил работу, как тандем-мастер, инструктор, спортсмен, когда у меня было 16 тысяч прыжков. Сейчас я прыгаю 100-200 прыжков в год. Для любителя, совершающего прыжки по выходным, этого достаточно, для профессионала – это вообще ничто. На данный момент у меня более 17-ти тысяч прыжков зафиксировано.

Сергей Михайлович, наш разговор состоялся в конце июля, самый праздничный период – День парашютиста, День ВДВ. Поздравляем вас с прошедшим и наступающим! Скажите напутственное слово молодым, поздравьте друзей.

– Все, кто работал и работает сегодня на ДЗ Пущино – мои самые близкие люди, моя семья. Все, для кого эта дропзона становится домашней, кто совершает здесь свой первый прыжок с парашютом – товарищи по небу. Каждому коллеге, другу, товарищу, каждому парашютисту желаю самого главного: безопасных прыжков, чистого мирного неба, хорошей погоды и мягких приземлений. И удачи, конечно.